Андрей Януарьевич Вышинский, советский дипломат, Генеральный прокурор Сталинских чисток.

Отец, выходец из старинного польского шляхетского рода Януарий Феликсович Вышинский, был провизором, мать учительницей музыки. Вскоре после рождения сына семья переехала в Баку, где Вышинский окончил гимназию.
В 1901 г. поступил на юридический факультет Киевского университета, но окончил его только в 1913 г. (исключался за участие в студенческих беспорядках), был оставлен на кафедре для подготовки к профессорскому званию, но отстранен администрацией как политически неблагонадежный. В 1903 г. вступил в меньшевистскую организацию РСДРП. За участие в революции 1905 г. отсидел год в Баиловской тюрьме, там познакомился со Сталиным. По окончании учёбы преподавал в Баку в частной гимназии, занимался адвокатской практикой. После февральской революции 1917 г. был назначен комиссаром милиции Якиманского района, тогда же, по некоторым данным, подписал «распоряжение о неукоснительном выполнении на вверенной ему территории приказа Временного правительства о розыске, аресте и предании суду, как немецкого шпиона, Ленина» [1]. Вступил в РКП(б) в 1920 г.
В 1923-1925 гг. - прокурор Верховного суда. В 1925—1928 гг. был ректором Московского государственного университета. При нём на факультетах действовали «проверочные комиссии», была сокращена автономия учебных подразделений, усилилась политико-пропагандистская работа среди студентов. В результате удаления из университета старой профессуры снизился уровень преподавания. В конце 1920-х работал в органах госаппарата, связанных с образованием.
Обвинитель в ходе Шахтинского дела. С 1935 г. являлся Прокурором Союза ССР. Выступал как государственный обвинитель на всех трёх Московских процессах 1936—38 гг.; для него был характерен жёсткий стиль, бесцеремонность, изначальная уверенность в виновности подсудимых, к которым он открыто выражал презрение. Вышинского считал своим образцом Роланд Фрейслер, председатель «Народного суда» в гитлеровской Германии.
Впрочем, распространённая легенда, согласно которой Вышинский-теоретик утверждал, вслед за средневековыми инквизиторами, что признание обвиняемого является царицей доказательств, действительности не соответствует. В своей главной работе он декларировал обратный принцип:
…было бы ошибочным придавать обвиняемому или подсудимому, вернее, их объяснениям, большее значение, чем они заслуживают этого… В достаточно уже отдалённые времена, в эпоху господства в процессе теории так называемых законных (формальных) доказательств, переоценка значения признаний подсудимого или обвиняемого доходила до такой степени, что признание обвиняемым себя виновным считалось за непреложную, не подлежащую сомнению истину, хотя бы это признание было вырвано у него пыткой, являвшейся в те времена чуть ли не единственным процессуальным доказательством, во всяком случае считавшейся наиболее серьёзным доказательством, «царицей доказательств» (regina probationum).
…Этот принцип совершенно неприемлем для советского права и судебной практики. Действительно, если другие обстоятельства, установленные по делу, доказывают виновность привлечённого к ответственности лица, то сознание этого лица теряет значение доказательства и в этом отношении становится излишним. Его значение в таком случае может свестись лишь к тому, чтобы явиться основанием для оценки тех или других нравственных качеств подсудимого, для понижения или усиления наказания, определяемого судом.
Такая организация следствия, при которой показания обвиняемого оказываются главными и — ещё хуже — единственными устоями всего следствия, способна поставить под удар всё дело в случае изменения обвиняемым своих показаний или отказа от них.
За основную работу — «Теория судебных доказательств» — получил в 1947 г. Сталинскую премию; академик АН СССР (с 1939).
С 1940 г. в наркомате иностранных дел. В 1945 г. присутствовал при капитуляции Германии. В 1949 —1953, в разгар начального этапа Холодной войны и во время войны в Корее, министр иностранных дел СССР. После смерти Сталина министром иностранных дел вновь стал В. М. Молотов, а Вышинский был назначен представителем СССР в ООН.
Скончался в Нью-Йорке в 1954 г., был кремирован, прах помещён в урне в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве. На сайте Генеральной прокуратуры России утверждается, что Вышинский покончил жизнь самоубийством.
Жена Капитолина Исидоровна, дочь Зинаида.
После XX съезда КПСС в 1956 году деятельнсть Вышинского подверглась официальному осуждению, у его наследников отобрали государственные привилегии, а его труды перестали быть официально используемыми пособиями для юристов.

Википедия.