Дженис Джоплин (англ. Janis Lyn Joplin), вокалистка, лучшая белая исполнительница блюза (ум. 1970).

Дженис Лин Джоплин родилась 19 января 1943 года в Порт-Артуре, Техас, в семье Сета Джоплина, служащего компании Texaco. Как рассказывали позже её брат Майкл и сестра Лора, Джоплин-старший был «тайным интеллектуалом»: читал Данте, слушал не country & western, как было принято в Южном Техасе, а классическую музыку (чаще — оперу). Сам он даже не имел слуха, но мать Дороти (работавшая администратором в бизнес-колледже) в юности пела на сцене; она нередко предлагала детям подпевать ей, каждое домашнее дело превращая в импровизированный концерт.
В школе (Thomas Jefferson High School, Порт-Артур) Дженис была примерной ученицей, выставляла собственные рисунки в местной библиотеке и поначалу соответствовала нормам общественных ожиданий. Однако подруг у нее не было: она общалась исключительно с парнями. По словам сестры Лоры, вскоре стало ясно, что Дженис в интеллектуальном отношении намного превосходит сверстников. Кроме того, она всегда откровенно высказывала всё, что думает, а поскольку (по собственному выражению) «не ненавидела ниггеров», тут же стала изгоем в школе, где расистские взгляды считались нормой. То было время, когда Мартин Лютер Кинг только начал свою кампанию за расовую интеграцию, и чтобы белая техасская девочка решилась открыто поддерживать его взгляды, было немыслимо.
Постепенно у Дженис стали появляться друзья вне школьной среды: это был полуподпольный кружок молодых людей, увлекавшихся новой литературой, поэзией бит-поколения, блюз- и фолк-музыкой, радикальными видами современного искусства. [5]Один из них, футболист по имени Грант Лайонс, познакомил Дженис с творчеством Лидбелли, сделав на всю жизнь страстной поклонницей блюза. Вскоре она начала и сама втайне от всех петь блюз.
Принято считать, что психологические проблемы (связанные, основном, с лишним весом) начались для Дженис в подростковом возрасте: она тяжело переживала издевательства одноклассников и страдала от ненависти к себе и окружающему миру. В эти годы сформировался взрывной характер Дженис Джоплин, которая «стилизовала» себя под своих блюзовых героинь (Бесси Смит, Биг Мама Торнтон, Одетта). Но в те же годы она стала и освобождаться от комплексов — в кругу друзей, и посредством музыки. По воспоминаниям Джона Лэнгдона, одного из друзей ее юности, влияние на Дженис и компанию битники оказали не столько своей поэзией, сколько стилем жизни. Группа единомышленников стала регулярно отправляться в Луизиану, где (в отличие от Техаса) алкоголь отпускали и несовершеннолетним, а в клубах уже бушевал рок-н-ролл. В Луизиане, в кругу друзей Дженис впервые спела блюз и — поразила слушателей, идеально скопировав вокальный стиль Одетты. Выходя время от времени на сцену в том или ином придорожном клубе, она очень быстро стала приобретать навыки профессиональной блюзовой исполнительницы. Дженис не знала нотной грамоты, но обладала уникальной восприимчивостью: это позволило ей в буквальном смысле впитать в себя блюз - фразеологию, ритмичность, эмоциональный спектр - всё до мельчайших нюансов.[1]
В 1960 году, закончив школу, Дженис поступила в колледж Ламар (Бомон, Техас). «Поначалу она произвела на меня отталкивающее впечатление своей резкостью, — вспоминала однокурсница Франсис Винсент. — Позже, узнав Дженис поближе, я поняла что за агрессинвостью кроется чувствительная и ранимая натура. Я слышала все эти истории о том, как её притесняли в школе. Могу сказать одно: Дженис не оставалась в долгу: обидчикам она платила той же монетой». Лето 1961-го провела в Венеции (районе Лос-Анджелеса) среди битников. Осенью, вернувшись в Техас, она поступила в университет, где стала регулярно выступать на сцене, демонстрируя выразительный вокал с трехоктавным рабочим диапазоном. Первой записанной её собственной песней был блюз «What Good Can Drinking Do», оформленный в манере Бесси Смит. «Дженис находилась под впечатлением „водевильного блюза“ 20-х годов и отождествляла себя с его звездами, — утверждает рок-критик Люси О’Брайен. — Именно этот вид сверхвыразительного соул-блюза позволил ей услышать свой собственный внутренний голос, понять глубины своей души».
Первой группой Дженис Джоплин стала Waller Creek Boys, где играл Р. Пауэлл Сент-Джон, позже писавший песни для 13th Floor Elevators и основавший Mother Earth. Принято считать, что именно здесь, под воздействием алкоголя, в голосе Джоплин появилась хрипотца, которая затем разрослась и сделала её знаменитой. Однако, по слова Люси О’Брайан, «…Дженис обладала одновременно двумя совершенно разными голосами: чистым ярким сопрано и мощным блюзовым хрипом. Некоторое время она колебалась, не зная, какому отдать предпочтение, а потом сделала выбор в пользу второго из них».
Разрыв со студенческой средой произошёл для Дженис в январе 63-го. После того, как одна из университетских газет присвоила ей титул «самого страшного из ребят», она собрала вещи и с приятелем по имени Чет Хелмс на попутках отправилась в Сан-Франциско, где очень скоро стала популярной фигурой на «кофейной» сцене выступая с Йормой Кауконеном (позже — гитаристом Jefferson Airplane).
25 июня 1964 года дуэт записал семь блюзовых стандартов («Typewriter Talk», «Trouble In Mind», «Kansas City Blues», «Hesitation Blues», «Nobody Knows You When You’re Down And Out», «Daddy, Daddy, Daddy» и «Long Black Train Blues»), которые позже были выпущены бутлегом («The Typewriter Tape»). В качестве перкуссии здесь была использована пишущая машинка, на которой стучала Маргарита Кауконен. Эксперименты с амфетаминами поначалу помогли певице избавиться — как от депрессии, так и от лишнего веса, но уже через два года она оказалась в реабилитационой клинике, истощенная и опустошенная.
Весной 1966 года старый знакомый Чет Хелмс пригласил Джоплин в Big Brother & the Holding Company — группу, делами которой управлял он сам. Хелмс, один из лидеров хиппи-коммуны Family Dog, владел концертным залом Avalon Ballroom: здесь и обосновался в качестве резидентов ансамбль в составе: Сэм Эндрю (вокал, гитара), Джеймс Герли (гитара), Питер Албин (бас), Дэвид Гетц (ударные) и Дженис Джоплин (вокал).
10 июня 1966 года состоялось первое выступление нового состава группы в «Авалоне». Певица мгновенно установила контакт с аудиторией и тут же сделалась местной звездой. Спустя два месяца Big Brother подписали контракт с независимым лэйблом Mainstream Records и отправилась в студию записывать дебют, который выпущен был лишь год спустя, после того, как Дженис Джоплин произвела фурор на фестивале в Монтерее (июнь 1967 года), где она «привлекла внимание своим необычно сильным и богатым хрипловатым голосом, нервно-энергичной манерой пения». Её выступление с «Ball and Chain» стало центральным эпизодом фильма «Monterey Pop», который и по сей день считается шедевром рок-документалистики.
После фестиваля новый менеджер Алберт Гроссман (который вел также дела Боба Дилана) обеспечил группе котракт с Columbia Records. Mainstream Records все-таки выпустили залежалый (но при этом не вполне доработанный) дебют Big Brother & the Holding Company, который в августе 67-го появился на 60-м месте в списках Биллборда (позже Columbia выкупила права на пластинку и сделала её хитом).
16 февраля 1968 года группа начала свое первое турне по Восточному побережью, которое завершилось 7 апреля большим концертом в Нью-Йорке памяти Мартина Лютера Кинга, где также выступили Джими Хендрикс, Бадди Гай, Ричи Хэвенс, Пол Баттерфилд и Алвин Бишоп.
Дженис не назовешь красавицей в привычном смысле слова, но она, несомненно, — секс-символ, пусть и в несколько неожиданной «упаковке». В её голосе соединились душа Бесси Смит, блеск Ареты Фрэнклин, драйв Джеймса Брауна… Взмывая к небесам, этот голос не знает границ и словно бы порождает в себе божественную многоголосицу. — Village Voice, 22 февраля 1968 года о концерте группы в нью-йоркском Anderson Theatre.
В марте 68-го группа приступила к работе над вторым альбомом, Cheap Thrills (первоначальный вариант заголовка: «Dope, Sex and Cheap Thrills» по понятным причинам пришлось сократить). 12 октября того же года пластинка, обложку которой оформил знаменитый в андерграунде карикатурист Роберт Крамб, возглавил списки «Биллборда» и продержался на вершине 8 недель. Способствовал успеху группы в чартах и хит Piece Of My Heart. Live at Winterland '68, записанный в зале Winterland Ballroom 12-13 апреля 1968 года также собрал восторженные отзывы прессы.
Едва только альбом уступил место на вершине Джими Хендриксу («Electric Ladyland»), как Джоплин с гитаристом Сэмом Эндрю покинула Big Brother и собрала собственный ансамбль Janis & the Joplinaires, вскоре переименованный в Janis Joplin & Her Kozmic Blues Band. Этот постоянно менявшийся состав просуществовал год, но успел провести европейское турне, завершившееся триумфальным концертом в лондонском Альберт-Холле 21 апреля 1969 года. Летом группа выступила в серии фестивалей (Ньюпорт, Атланта, Новый Орлеан, Вудсток), и её увидели более миллиона зрителей.
В октябре 1969 года I Got Dem Ol' Kozmic Blues Again Mama! вошёл в первую пятерку «Billboard 200» и вскоре стал золотым. В целом, однако, группа была принята хуже, чем Big Brother. Свой последний концерт она дала 21 декабря 1969 года в нью-йоркском Мэдисон Сквер Гарден.
Распустив коллектив, Джоплин собрала The Full Tilt Boogie Band — в основом, из канадских музыкантов (бас-гигитарист Джон Кемпбелл, экс-Pauper, гитарист Джон Тилл, пианист Ричард Белл, органист Кен Пирсон, ударник Кларк Пирсон). В апреле группа собралась на первую репетицию, а в мае дала свои первые выступления (в Сан-Рафаэле, Калифорния). Прежде чем начать летнее турне с The Full Tilt Boogie Band, Дженис 4 апреля 1970 года выступила в концерте-реюнионе с Big Brother & The Holding Company в зале Fillmore West в Сан-Франциско.
Летом 1970 года Джоплин и The Full Tilt Boogie Band приняли участие в суперзвездном канадском турне вместе с The Band и The Grateful Dead. Из-за финансовых неурядиц гастроли пришлось приостановить. Документальные кинокадры выступлений Джоплин были обнародованы лишь спустя тридцать лет после её смерти.
В сентябре Дженис Джоплин с группой приступила к работе над альбомом Pearl, пригласив в студию продюсера Пола А. Ротшильда, прославившегося работой с The Doors. К этому времени она уже катилась вниз по наклонной плоскости, подгоняемая героином и алкоголем, которые лишь усугубляли нараставшую депрессию. 4 октября 1970 года после возлияния в «Барниз Бинери» на Бульваре Санта-Моники, Дженис Джоплин была найдена мертвой в номере отеля «Лэндмарк» — в тот самый день, когда должна была записать вокал к последнему треку альбома, «Buried Alive in the Blues» (буквально: «заживо похороненная в блюзе»). Ей было всего 27 лет. На причину смерти недвусмысленно указывали следы от свежих инъекций. Её последними записями стали «Mercedes Benz» и аудиопоздравление Джону Леннону с днем рождения от 1 октября, которое прибыло к нему в день смерти певицы. Останки Дженис были кремированы и пепел рассеян по калифорнийскому побережью.
Вскоре после смерти Дженис Джоплин вышел альбом Pearl. 27 февраля 1971 года пластинка возглавила Billboard 200 и продержалась на вершине 9 недель. Отсюда же вышел и единственный чарт-топпер Дженис Джоплин в Billboard Hot 100 — композиция Криса Кристоферсона «Me and Bobby McGee» (20 марта 1971 года), финальный аккорд стремительной и яркой творческой жизни, оставившей неизгладимый след в истории рок-музыки.
В 1979 г. любимая актриса Джоплин, Бетт Мидлер, сыграла певицу в фильме «Роза» и была представлена за эту роль к премии «Оскар» за лучшую женскую роль. В 1990-х одним из самых популярных бродвейских мюзиклов был «Love, Janis», основанный на биографической книге сестры Дженис. На 2008 год запланирован выход нового байопика о её судьбе — «Евангелие от Дженис».
Елена Фролова посвятила Дженис Джоплин песню, которая называлась «Блюз (к Джанис Джоплин)».

Википедия.