Граф Сен-Жермен (Le Comte de Saint-Germain), дипломат, композитор, путешественник, оккультист. Однако, существуют свидетельства о встречах очевидцев с Сен-Жерменом после этого года.

Граф Сен-Жермен (фр. Le Comte de Saint-Germain) — дипломат, художник, музыкант, композитор, путешественник, алхимик и оккультист. Происхождение однозначно не установлено, по распространённой версии, происходил из трансильванской княжеской семьи Ракоци. Точная дата рождения неизвестна. Владел почти всеми европейскими языками. Обладал обширными познаниями в области истории и химии. В круг его друзей входили знатные люди разных стран. Чаще всего именовал себя графом Сен-Жерменом, хотя и представлялся иногда под другими именами. С именем графа Сен-Жермена было связано множество вымысла и легенд, во многом из-за которых он остался одной из самых загадочных фигур в истории Франции XVIII века.
По мнению энциклопедий «Британика» и «Encyclopædia Americana: A Popular Dictionary of Arts, Sciences» Сен-Жермен был авантюристом.
Основные даты
С 1737 по 1742 год Сен-Жермен находился в Персии при дворе Надир-шаха. Ф. В. фон Бартольд, а также Ламберг заявляли, что здесь он занимался научными исследованиями.
В 1745 г., согласно письму английского писателя Хораса Уолпола (1717-1797), в Англии Сен-Жермен был арестован по подозрению в шпионаже в пользу якобитов, а затем освобожден. В газетах тех времен сообщалось о произошедшем недоразумении. Невиновность его была доказана, а после освобождения он был приглашен на обед к лорду Харрингтонскому, секретарю министерства финансов и казначею Парламента.
С 1745 по 1746 года Сен-Жермен жил в Вене, где занимал высокое положение. Его лучшим другом был премьер-министр императора Франца I, принц Фердинанд Лобковиц. Он же познакомил его с французским маршалом Белл-Излем, посланным королем Людовиком XV с миссией к Венскому двору. Белл-Изль и пригласил Сен-Жермена посетить Париж.
Между 1750 и 1758 годами снова не раз бывал в Вене, где занимался делами не только короля Франции, но и Карла Лотарингского.
В 1755 году вместе с генералом Клайвом (барон де Пласси), полководцем, посетил Индию, по-видимому, с политической целью. Вероятно, в Индии обучался мудрости Востока.
В 1757 году военным министром, маршалом и графом Белл-Излем был представлен великосветскому парижскому обществу. В Париже, в число близких друзей Сен-Жермена входила принцесса Анхальт-Цербстская (мать российской императрицы Екатерины II), а также барон де Гляйхен и маркиз д’Урфи. Король Людовик XV приветливо встретил его, так как королю задолго до этого была известна история Сен-Жермена и его семьи.
В 1761 году, после посещения Англии, Сен-Жермен находился в Пруссии, где содействовал заключению перемирия между Австрией и Пруссией.
В 1762 году посетил Россию, где вероятно, содействовал государственному перевороту, в результате которого на трон взошла Екатерина II.
С 1763 по 1769 Сен-Жермен совершил годичный визит в Германию. Дьедонне Тьебо сообщает, что принцесса Амелия изъявила желание познакомиться с графом.
В 1773 году вместе с графом Максимилианом Ламбергским, канцлером императора Иосифа II, посетил Тунис.
В 1774 году возвратился в Париж, чтобы предупредить королеву Марию Антуанетту о надвигающейся опасности.
В 1776 году Сен-Жермен побывал в Лейпциге, где граф Марколини предложил ему высокий государственный пост в Дрездене. Сен-Жермен предложение не принял.
В 1779 году поселился в Эккенферде, в герцогстве Шлезвиг, у знаменитого покровителя алхимиков князя Карла Гессен-Кассельского. Занимался исследованиями стойких красителей и приготовлением лекарств из трав.
Предполагают, что тут же, в герцогстве Шлезвиг 27 февраля 1784 года, Сен-Жермен умер.
Однако, в 1785, по данным масонских архивов, он присутствовал на масонском собрании в Париже.
В 1788 королевой Марией Антуанеттой было получено письмо от Сен-Жермена с очередным предупреждением о надвигающейся опасности.
В 1789 году королева снова получила предупредительное письмо от Сен-Жермена. Кроме того, он встречался с графиней д’Адемар.
В 1790 году в Вене встречался с бароном Линденом и его другом Родольфом.
Происхождение
Ландграф Карл Гессенский сообщил сведения, которые ему рассказал о себе сам Сен-Жермен: «Он (Сен-Жермен) поведал мне о том, что, вне всякого сомнения, был плодом брачного союза принца Ракоци из Трансильвании с первой его женой по имени Текели. Совсем еще ребенком отдан он был на попечение в дом последнего герцога де Медичи (Джовано Гасто — великого герцога Тосканского — последнего представителя знаменитого флорентийского рода), который обожал младенца и укладывал его на ночь в своей опочивальне. Когда же подросший Сен-Жермен узнал о том, что два его брата, сыновья принцессы Гессен-Ванфридской (Рейнфельсской), оказались подданными императора Карла VI и получили по титулу, называясь отныне Санкт-Карлом и Санкт-Элизабетом, то решил наречь себя Sanctus Germano, то есть Святым Братом. Я, конечно же, не обладаю достаточными сведениями, чтобы доказать его высокое происхождение, однако о могущественном покровительстве герцога де Медичи, оказанном Сен-Жермену, я премного осведомлен из другого источника».
Известный писатель Чезаре Канту, библиотекарь главного Миланского книгохранилища, имевший доступ к Миланским архивам, сообщал в своем труде «История Италии», что Сен-Жермен являлся сыном принца Ракоци Трансильванского и, что ему покровительствовал последний великий герцог Тосканский (де Медичи), который и дал Сен-Жермену блестящее образование.
В старинной немецкой книге «Генеалогический справочник» содержатся сведения о смерти принца Ракоци, о его семье, предках и потомках. В ней утверждается, что принц Франц — дедушка Сен-Жермена — всю свою жизнь боролся за независимость своего княжества. После его смерти вдова и дети попали в плен к Австрийскому императору. Вдова второй раз вышла замуж, а их сына — Ракоци, взял под опеку сам император. Произошло это в 1688 году. Спустя некоторое время император Австрии вернул принцу Ракоци некоторые наследственные владения. В 1694 году он женился на Шарлотте Амалии, дочери ландграфа Карла Гессе-Ванфридского. От этого брака родилось трое детей Йозеф, Георг и Шарлотта. Принц Ракоци встал во главе заговора против Австрийской империи, но потерпел поражение. Имущество его конфисковали, а сыновья были вынуждены отказаться от фамилии Ракоци и взять имена Санкт-Карла и Санкт-Элизабета.
Георг Хезекль полностью подтверждает эти факты в своей книге
Эти же сведения приводит Изабель Купер-Оукли. Она также обнаружила завещание принца Ракоци, где упомянуты уже трое его сыновей, Санкт-Карл, Санкт-Элизабет и Чарльз Гесский (Сен-Жермен), находящийся под покровительством последнего Медичи. Исполнение завещания возлагалось на герцога Бурбонского (внук Людовика XIV), герцога Менского и герцога Шарлеруа-Тулузского (внебрачные сыновья Людовика XIV). Именно их попечению предоставил принц Ракоци своего третьего сына, которому полагалась внушительная доля наследства.
В книге "Curiositaten der Literarich-hstorishcen Vor und Mitwelt" сообщается что в Швабахе графа Цароги (так звали Сен-Жермена) пригласил к себе в гости маркграф Брунденбург-Аншпахский. В это время Цароги получил письмо от графа Алексея Орлова, приближенного Екатерины II. Орлов сообщил, что пребывает в Нюрнберге и просит о встрече. Граф Цароги вместе с маркграфом отправились на встречу. По словам автора, Цароги впервые был одет в форму русского генерала. Орлов приветствовал графа Цароги словами «Caro padre» и «Caro amiko» («дорогой отец» и «дорогой друг»). Как сообщает автор, много говорилось о научных открытиях и недавней Архипелагской компании. По возвращению в замок маркграфа граф Цароги предоставил маркграфу документ, скрепленный имперской печатью, который удостоверял, что он русский генерал. Он признался, что был вынужден пользоваться именем Цароги, а настоящим его именем следует считать Ракоци, и, что он является единственным представителем этого рода и прямым потомком принца-изгнанника управлявшего Трансильванией времен императора Леопольда.
Граф Карл Кобленцкий в письме от 8 апреля 1763 года к премьер-министру принцу Кауницкому:
«Мне он (Сен-Жермен) показался самым оригинальным из всех людей, которых я имел счастье знать ранее. О происхождении его я затрудняюсь говорить с уверенностью. Однако, я вполне допускаю, что он может быть отпрыском весьма известной влиятельной фамилии, по той или иной причине скрывающий свое происхождение. Обладая огромным состоянием, он довольствуется весьма малым и живет очень просто и незатейливо. Ему известны, по-видимому, все науки. И вместе с тем в нем чувствуется человек справедливый и порядочный, обладающий всеми достойными похвалы душевными качествами».
Сен-Жермен, как утверждается в «Chroniques de l’Oeil de Boeuf», говорил графине де Жанлис: «Семи лет от роду я прятался в лесах, и за мою голову была назначена награда. В день моего появления на свет моя мать, которую мне так и не суждено было больше увидеть, повязала мне на руку талисман со своим портретом». Сен-Жермен, как сообщает автор, показал этот портрет собеседнице.
Все эти сведения указывают на знатное происхождение Сен-Жермена и на его значительный источник доходов.
Политическая деятельность
В конце XVIII века в Европе складывалась тяжелая политическая ситуация. Австрия и Франция в 1756 году заключили между собой военный союз, направленный главным образом против Англии и Пруссии. Их поддержала Россия. За время Семилетней войны прусский трон не раз мог рухнуть. Польша раздиралась внутренними беспорядками. Англия увязла в войне с Америкой и Францией, продолжая вести захватническую политику и в Индии.
Существует свидетельства, в том числе королей Пруссии и Англии, а также министров и генералов, о том, что в это время Сен-Жермен играл важную политическую роль для объединения враждующих сторон, выполняя секретные поручения короля Людовика XV.
Барон де Гляйхен сообщает, что французский маршал Белл-Изль старался заключить сепаратный договор с Пруссией и разбить тем самым альянс между Францией и Австрией, который держался на авторитете другого министра Франции — Шуазеля. Людовик XV, как и госпожа Помпадур, в тайне от Шуазеля поддержал намерения Белл-Изля. Маршал приготовил все необходимые рекомендации. Король же лично вручил их Сен-Жермену вместе со специальным шифром.
По различным причинам, а особенно потому, что усиление Пруссии представляло угрозу как Франции, так и независимости небольших германских государств, Сен-Жермен стремился разрушить союз Пруссии и Англии, которая посылала Фридриху II и деньги, и людей. Невзирая на маршала, Сен-Жермену удалось убедить Людовика XV в необходимости искать мира с Англией при посредничестве Голландии. Так, по тайному поручению короля Сен-Жермен отправился в Голландию.
Известно также, что с королем Людовиком XV Сен-Жермен проводил за закрытыми дверями по несколько часов. Что происходило после этих разговоров, сообщает графиня д’Адемар:
«Через несколько часов после встреч с Людовиком граф вскакивал в почтовую карету и устремлялся к границе. Действительно, с 1749 года Людовик XV поручал Сен-Жермену секретные дипломатические миссии, которые он исполнял весьма успешно».
Также и министр саксонского двора в Гааге Каудербах сообщал, что беседовал с Сен-Жерменом о причинах трудностей, постигших Францию. По словам Каудербаха, Сен-Жермен был поверенным маршала Белл-Изля, на что имел верительные письма. Сен-Жермен намеревался осуществить планы маршала и мадам Помпадур по заключению договора с Англией через посредничество Голландии, и что для этого у Сен-Жермена установлены отношения с графом Бентинком, президентом Совета Полномочных Представителей провинции Голландии. Находясь в Голландии Сен-Жермен, 11 марта 1760 г. написал письмо мадам Помпадур в котором говорил: «Вам должна быть также известна моя преданность Вам, мадам. Поэтому приказывайте, и я — к Вашим услугам. Вы можете установить в Европе мир, минуя утомительные и сложные манипуляции Конгресса…»
В своем письме князю Голицыну от 20 марта 1760 г. Каудербах писал: «Здесь сейчас находится один экстраординарный человек. Это — знаменитый граф Сен-Жермен, известный по всей Европе своей ученостью и огромным богатством. В этой стране он выполняет очень важное поручение, и много говорит о необходимости спасения Франции любыми средствами…».
Сам Фридрих II, король Пруссии говорил о Сен-Жермене следующее: «В Лондоне появился еще один политический феномен, которого никто не мог понять. Этот человек был хорошо известен под именем графа Сен-Жермена. Он состоял на службе у французского короля и находился в столь большой милости у Людовика XV, что тот подумывал о предоставлении ему в дар Шамборского дворца».
Вольтер же ставил Сен-Жермена на один уровень с министрами Франции, Австрии и Англии. Это подтверждается письмом Вольтера Фридриху прусскому. «Господа Шуазель, Кауниц и Питт не поведали мне о своем секрете. Говорят, его знает только господин Сен-Жермен…»
Важным доказательством политической деятельности Сен-Жермена является дипломатическая переписка между генералом Йорком, английским представителем в Гааге и лордом Холдернессом — в Лондоне, которая, как сообщает Купер-Оукли, находится в архивах Британского Музея. Генерал Йорк в своем письме от 14 марта 1760 г. писал, что разговаривал с Сен-Жерменом о возможном заключении перемирия между Францией и Англией. На это его уполномочили Людовик XV, мадам де Помпадур и маршал Белл-Изль. В ответ лорд Холдернесс по поручению короля Великобритании Георга II сообщил что «Сен-Жермен действительно может оказаться уполномоченным к ведению подобных переговоров… Мы также заинтересованы в этом, ибо нам важно все то, что способствует скорейшему продвижению к желанной цели…».
Доверительные отношения с Людовиком XV. Зависть придворных. Клевета. Опровержение
Известен факт, как в своей лаборатории Сен-Жермен демонстрировал королю Людовику XV искусство химии. После посещения лаборатории Сен-Жермена король был настолько очарован его способностями, что поручил Сен-Жермену основать фабрику красящих веществ в Турнэ, а затем предоставил ему помещение — замок Шамбор насчитывавший 440 комнат, и 100 тысяч ливров для устройства лаборатории и занятий там химическими опытами. Мадам Оссе в своих мемуарах описала случай как Сен-Жермен по просьбе короля устранил дефект с алмаза, чем привел того в восторг. На вопросы короля «граф ничего толком не ответил. Однако он подтвердил, что умеет увеличивать жемчужины и придавать им особый блеск». Этот алмаз король оставил себе на память. Также она утверждала что «его Величество, видимо, совсем ослеплен талантами Сен-Жермена и временами говорит о нем, словно о человеке высочайшего происхождения» «Одни не могли добиться от короля не только аудиенции, но и просто взгляда, дарящего надежду на благосклонность фортуны. Другие важные персоны приходили в бешенство оттого, что Сен-Жермен долго беседует с монархом, в то время как они, совершенно не уверенные в том, что скоро будут приняты, подпирают стены Овальной комнаты. Однако и те, и другие вскармливали и утешали свою гордыню, злословя по поводу происхождения иностранца». Придворные пытались мстить и графу, и Людовику XV, утверждая, будто бы король проводит время с авантюристом, которого они превращали то в некоего португальского маркиза по имени Бетмар, то в сына некоего Ростондо, сборщика налогов в Эксе или в Сан-Жермено в Савойе, то во франкфуртского еврея по имени Самуэль Замер, то в сына еврейского лекаря Вольфа из Страсбурга.
Самым находчивым в этом отношении, оказался министр Шуазель. Поначалу он благосклонно относился к графу, и тот часто посещал его дом. Но вскоре Шуазель стал опасаться доверительных отношений графа с королем, благодаря которым они иногда проводили наедине долгие часы. Министр начал тайную войну против графа. Он распространил слухи о том, что Сен-Жермен — шпион и утверждал, будто имеет все доказательства этому. Полиция начала следить за Сен-Жерменом. На протяжении двух лет перехватывали его почту. Было установлено, что граф ни разу ниоткуда денег не получал и, тем не менее, жил достаточно богато.
Из письма английского генерала Йорка к лорду Холдернессу от 4 апреля 1760 г.: «Герцог Шуазельский, похоже, предпринимает отчаянные попытки дискредитировать этого человека (Сен-Жермена) и помешать его вмешательствам в дела государственной важности».
Из письма посла Франции в Голландии д’Аффри герцогу Шуазелю от 5 апреля 1760 г.: «Если нам не удастся хоть чем-то его (Сен-Жермена) дискредитировать, то он будет весьма для нас опасен, особенно в сложившейся ситуации».
Ответ Шуазеля д’Аффри (10 мая 1760): «Я успел уже познакомиться в некоторых газетах с Вашим представлением против так называемого графа Сен-Жермена. Его, как мне думается, стоит поместить в какой-нибудь французской газете, чтобы эта публикация завершила нашу операцию по дискредитации авантюриста…»
Так же Шуазель распустил слухи о низком происхождении графа. Но, несмотря на это, как утверждала мадам дю Оссе «король, несомненно, считал его человеком знатного рода».
Тогда Шуазель решил сделать Сен-Жермена объектом насмешек. Он приписывал ему такие высказывания, какие мог произносить только сумасшедший. Был подкуплен некий Гов по прозвищу милорд Гауэр, который обычно использовался для слежки за англичанами и мог подражать любому человеку. «Некий парижский повеса, известный как „милорд Гауэр“, был неподражаемым мимом и шатался по парижским салонам, выдавая себя за Сен-Жермена, естественно сильно окарикатуренного. Однако, многими людьми эта потешная фигура воспринималась за настоящего Сен-Жермена». Гов, выдавая себя за Сен-Жермена, говорил от его имени:«С Иисусом мы были очень близки. Это лучший человек в мире, но он был слишком романтичным и опрометчивым. Я не раз предупреждал его о том, что он плохо кончит…».Также этот шарлатан распространил версию о помощи, которую он будто бы пытался оказать Иисусу Христу, действуя через жену Понтия Пилата, чей дом он якобы часто посещал. С необычайными подробностями Гауэр описывал виллу римского наместника и даже перечислял блюда, подававшиеся на одном из званых вечеров.
К сожалению, находились люди, которым нравилось верить в чудеса, и ничто им не казалось невозможным. Рассказы о баснословном долгожительстве Сен-Жермена, якобы бывшего современником Иисуса Христа, вселяли в них робкую надежду на то, что и их самое потаенное желание — жить бесконечно долго — сбудется.
Из воспоминаний барона Гляйхена: "Выдумывались и второстепенные персонажи, например, старый слуга графа. Кардинал де Роан, как-то услышал рассказ об ужине у Понтия Пилата, обращаясь к камердинеру «Сен-Жермена», вернее, к тому, кто выдавал себя за него, спросил правда ли это. На что тот ответил: «О нет, монсеньор, это было еще до меня. Ведь я служу г-ну графу всего 400 лет…»
Об этом также пишет Коллен де Планси в своем Инфернальном словаре.
Также и Казанова, авантюрист с сомнительной репутацией «возможно, почувствовал презрительное отношение к себе Сен-Жермена и захотел ему отомстить». В своих мемуарах он написал: «Этот необычайный человек (Сен-Жермен), прирожденный обманщик, безо всякого стеснения, как о чем-то само собою разумеющемся, говорил, что ему 300 лет, что он владеет панацеей от всех болезней, что у природы нет от него тайн, что он умеет плавить бриллианты и из десяти-двенадцати маленьких сделать один большой, того же веса и притом чистейшей воды».
Однако, также в своих мемуарах Казанова описал случай, когда ему пришлось в последний раз встретить Сен-Жермена. Это произошло в Турнэ, в доме самого графа. Граф попросил у Казановы монету, тот дал ему 12 су. Бросив на нее маленькое черное зернышко, Сен-Жермен положил монету на угольи разогрел его с помощью паяльной трубки. Спустя две минуты раскалилась и монета. Через минуту она остыла, и Сен-Жермен дал ее Казанове. «Я стал рассматривать монету. Теперь она была золотой. Я ни на миг не усомнился в том, что держал в руках свою монету<…> Сен-Жермен просто не мог незаметно подменить одну монету другой». Затем добавляет: «Та монета действительно выглядела золотой, и два месяца спустя в Берлине я продал ее фельдмаршалу Кейту, проявившего большой интерес к необычной золотой монете в 12 су».
После всех своих заявлений Казанова добавляет : «Как ни странно, как будто помимо моей воли, безотчетно граф изумляет меня, ему удалось меня поразить…»
Сам же Сен-Жермен о своем возрасте говорил следующие: «…парижане верят в то, что мне пятьсот лет — я не спешу разуверить их в этом, ведь им очень нравиться так думать. Однако, мне действительно значительно больше лет, чем кажется».
О том, каким состоянием обладал Сен-Жермен, написал барон Гляйхен после посещения графа: «Там был и опал немыслимой величины, и прозрачный сапфир размером с яйцо. Смею заметить, я хорошо разбираюсь в драгоценностях и могу заверить, что даже самый опытный глаз не усомнится в чистоте камней графа, хотя они и не были обработаны».
Также ходили слухи, что Сен-Жермен обладает эликсиром молодости, будто бы он способен кому угодно продлить жизнь на многие года. В частности об этом заявлял Генэ: «… у него (Сен-Жермена) есть эликсир долголетия и ему много лет от роду». Но даже Казанова, всегда выступавший обвинителем Сен-Жермена в хвастовстве, подтвердил, что сам Сен-Жермен это всегда отрицал. Из «Мемуаров» Казановы: «Граф предоставлял дамам притирания и косметику, которые делали их краше. Сен-Жермен не вселял в них надежду на омоложение, скромно признавая здесь свое бессилие, но обещал, что они хорошо сохранятся благодаря его настою». Главным же секретом «вечной молодости» Сен-Жермена была гигиена и правильный режим.
В 1760 году находясь в Голландии по тайному поручению Людовика XV, Сен-Жермен был вновь скомпрометирован герцогом Шуазелем, который, узнав о том, что Сен-Жермен пытается установить отношения с Англией через посредничество Голландии, представил графа в роли предателя. Король, дабы не ставить себя в неловкое положение, подписал указ об аресте Сен-Жермена без суда и следствия. Но Голландия не выдала Сен-Жермена Франции, и тот отправился в путешествие по Европе.
Путешествие по Европе
После Франции Сен-Жермен отправился в путешествие по Европе. Посещал Англию, Пруссию, Россию, Бельгию, Голландию, Италию, Германию. «И везде, где бы граф ни оказывался, ему удавалось проникнуть в высшие круги. Так же, как и с Людовиком XV, он тайно беседовал с правителями, давал им ценные советы, предостерегал от неприятностей. Самые высокопоставленные, самые недоступные, самые властные особы относились к Сен-Жермену с большим уважением». Даже в газетах того времени появлялись публикации, в которых выражались признания талантов Сен-Жермена. Из газетной статьи тех времен: «… итальянцы считают его равным своим виртуозам и одним из лучших знатоков всех видов древнего и современного искусства… немцы же считают его равным своим самым выдающимся химиком».
Оставив в 1760 году Францию Сен-Жермен отправился в Англию. И здесь Франция потребовала выдать ей Сен-Жермена, но также получила отказ.
Из Англии в 1761 отправился в Пруссию, где содействовал заключению перемирия ее с Австрией.
В 1762 году посетил Россию. 3 марта, как сообщает Купер-Оукли, гостил в Архангельском у княгини Марии Голицыной. В Санкт-Петербурге жил вместе с графом Ротари, известным итальянским художником, который последние годы своей жизни провел при дворе Елизаветы Петровны. Сен-Жермен, вероятно, принимал участие в подготовке дворцового переворота, в результате которого на смену прусскому влиянию пришло французское. На престол взошла Екатерина II. Известно, что в ту пору Сен-Жермен носил мундир русского генерала, и в определенных кругах представлялся графом Салтыковым. В 1772 году Григорий Орлов, приближенный Екатерины II, говорил маркграфу Бранденбург-Аншпахскому о Сен-Жермене: «Вот человек, сыгравший большую роль в нашей революции».
В 1770 году был в Ливорно, когда там стоял русский флот. Сен-Жермен был в форме русского офицера, а Алексей Орлов представил его как графа Салтыкова.
Известно, что с 1763 по 1769 у Сен-Жермена был годичный визит в Германию. Дьедонне Тьебо сообщает, что принцесса Амелия изъявила желание познакомиться с графом.
Между 1770 и 1773 годом Сен-Жермен шесть раз останавливался в Голландии, а именно в городах Убергене, Амстердаме и Гааге. В Гааге граф жил в старинном замке Цоргфлит, который стоял на том самом месте, где теперь построен Дворец Мира. В 1773 году побывал в Мантуе.
Далее Сен-Жермен жил какое-то время в Венеции, Сиене, Милане, Генуе, где вел переговоры о продаже своих рецептов изготовления красок и занимался строительством фабрик. Посещал Нюрнберг.
Мнимая смерть
После своего исчезновения из Франции Сен-Жермен отправился в путешествие по Германии и Италии. В 1779 году обосновался в Эккенферде, в герцогстве Шлезвиг, у знаменитого покровителя алхимиков князя Карла Гессен-Кассельского. Согласно Ж.Ленотру, граф занимался теперь исследованиями касающихся стойких красителей и лекарствами из трав. По словам Ленотра, Сен-Жермен, наконец, признался в том, что ему 88 лет. Тут же, в герцогстве Шлезвиг 27 февраля 1784 года, как следует из записи, сделанной в церковной книге Эккенжерде, Сен-Жермен умер. Карл Гессенский в «Мемуарах о моем времени» подтверждает эту дату, хотя сам Карл в это время находился в Касселе.
Появления после мнимой смерти
Остались свидетельства того, что Сен-Жермена видели после его предполагаемой «смерти». Если граф хотел скрыться от глаз публики, то, пожалуй, инсценировка собственной смерти была бы наилучшим способом для этого.
В 1788 году, как сообщила графиня д’Адемар, граф де Шалом, завершивший свою миссию в Венеции, накануне отъезда в Португалию встретил Сен-Жермена на площади Сан-Марко и там беседовал с ним.
В том же 1788 году, королева Мария Антуанетта получала от Сен-Жермен очередное предупредительное письмо.
В 1789 году Сен-Жермен снова написал королеве и встречался с графиней д’Адемар
В записке, написанной рукой графини д’Адемар, датированной 12 мая 1821 года и приколотой булавкой к оригиналу рукописи ее мемуаров, содержатся слова о Сен-Жермене: «Я неоднократно виделась с г-ном де Сен-Жерменом, но наши встречи были всегда поразительно неожиданными. Он появлялся при казни королевы, потом накануне 18 брюмера, потом на следующий день после гибели герцога д’Ангиена, в январе 1815 года, накануне убийства герцога Беррийского. Даст Бог, мы увидимся с графом в шестой раз! Я жду его визита». Утверждают, что последний визит состоялся в день смерти мадам д’Адемар 12 мая 1821 года.
Следующим свидетельством были записи Франца Греффера в 1843. Он описал встречу 1790 года своего брата Родольфа и барона Линдена с графом Сен-Жерменом в Вене. Состоялся разговор. Сен-Жермен сообщил что уезжает «в Константинополь, затем отправлюсь в Англию, где подготовлю два важнейших изобретения следующего века: паровоз и пароход. Они будут особенно нужны в Германии». А в конце добавил: «В конце нашего века я исчезну из Европы и вернусь в Гималаи. Там отдохну, мне нужен отдых. И вновь я появлюсь здесь через 85 лет».
Предупреждения Марии Антуанетте о Французской революции
В 1774 году граф Сен-Жермен вновь возвращается в Париж, чтобы сообщить Марии Антуанетте об угрожающих ей опасностях. Графиня д’Адемар, придворная дама, присутствовала при этом разговоре и в своих мемуарах сообщила все его подробности. По ее свидетельству граф предупреждал о надвигающемся заговоре, о том, что заговорщики решили использовать члена королевской семьи герцога Шартрского, что при его помощи могут захватить власть, а затем его же отправить на эшафот. «Именно злодеи захватят власть в свои окровавленные руки, уничтожат католическую церковь, дворянство, суды», — говорил Сен-Жермен королеве. Королева передала разговор Людовику XVI, но тот, не послушал совета Сен-Жермена не говорить об этом советнику короля де Морепе. Советник, считавший Сен-Жермена своим врагом, сразу же приказал схватить графа. Но тот исчез.
В 1788 году Мария Антуанетта получила письмо от неизвестного лица. Королева дала письмо графине д’Адемар, та сразу узнала почерк Сен-Жермена. В письме говорилось:
«Вот-вот придет время, когда с неразумной Францией
Случатся беды, которых она могла бы избежать,
И страна будет напоминать описанный Данте ад.
Королева! Эти дни не за горами, и оставьте напрасные сомнения.
Подлая, гадкая, огромная гидра сметет трон, алтарь и Фемиду.
Не здравый смысл, а полное безумие будут править страной.
Настанет царство зла.
……………………
Нескончаемые реки крови зальют города.
И я слышу лишь рыдания, а вижу лишь изгнанников.
Везде бушует гражданская война…
……………………
Я вижу, как меч обрушивается на головы высочайших особ!
Каких же монстров провозгласят героями!
……………………
Не один узурпатор будет править страной.
Сердца людей должны будут смягчиться и устыдиться содеянного,
И тогда, наконец, затянется бездна
И, родившись на мрачной могиле,
Возрастет молодая лилия,
Даже более счастливая и прекрасная, чем раньше!»
В 1789 году, в то время когда в стране намечались грозные события, королева Мария Антуанетта, снова получила письмо от графа. Королева, что бы прояснить ситуацию для мадам Полиньяк, ставшую свидетельницей этого события, сказала: «С самого моего приезда во Францию при каждом важном событии, затрагивающем мои интересы, таинственный покровитель сообщал мне о том, чего я должна опасаться. Я вам уже немного рассказывала о нем. И сейчас я не сомневаюсь, он подскажет, как мне поступить». В письме говорилось: «Мадам!…И вот Вы дождались тех дней, о которых я Вам писал. О каком-либо лавировании уже не может быть и речи…Ради укрепления своих позиций Вы должны удалить от себя самых любимых людей. Тогда у мятежников не будет лишних поводов для нападок на Вас. Однако Вашим друзьям угрожает опасность. Все Полиньяки и близкие им люди приговорены к смерти, и убийцам отдан приказ. Те же бандиты уже расправились с охранниками Бастилии и парижским прево. Графу д’Артуа тоже грозит гибель. Восставшие жаждут и его крови, так что графу надо быть осторожным. Спешу Вам сообщить хотя бы только это. Позже напишу подробнее».
Также письмо получила и сама графиня д’Адемар. Сен-Жермен приглашал ее на встречу. Они встретились в назначенном месте, в церкви Реколе. Сен-Жермен рассказал графине, что будет с королевой и Францией: «Королева обречена на смерть… Монархию сменит республика, ее, в свою очередь, сменит империя. Это будет …растерзанное государство. Из рук хитрых тиранов оно перейдет к другим недостойным властолюбцам. Страна будет разделена, расчленена, разодрана на куски. И я не преувеличиваю…». Тогда же, по словам д’Адемар, Сен-Жермен сказал ей, что они встретятся еще пять раз, и, что он собирался отправиться в Швецию, попытаться предотвратить заговор против Густава III.
В 1793 наступила гибельная развязка событий. «Земля горит у нас под ногами, — говорила Мария Антуанетта графине д’Адемар,- и я начинаю верить в то, что ваш граф де Сен-Жермен все правильно предвидел. Мы ошибались, когда не желали прислушаться к его словам, но г-н Морепа так ловко и деспотично навязывал нам свое мнение…».
Таким образом, Сен-Жермен предпринял несколько попыток предотвратить надвигающуюся революцию, но остался не услышан.
Причастность к различным орденам
В 1785 году Сен-Жермен был одним из избранных представителей французских масонов, присутствовавших в Париже на Великом Конгрессе. Также французской стороной были представлены Лафатер, Сен-Мартен, Месмер, Тузе-Дюшанто, Калиостро и др. Те же самые лица фигурируют и в более обширном списке, представленном Н.Дешаном. Дешан говорит о Сен-Жермене как о тамплиере. Сообщается также и о том, что Калиостро получил посвящение в рыцари тамплиеров от Сен-Жермена.
В католическом источнике Cantu Cesare, Gli Eretici d’Italia. Turin 1876 говорится о масонской конференции в Вильгельмсбаде в 1785 году, на которой присутствовал Сен-Жермен.
Это подтверждается и масонским источником Freimaurer Bruderschaft in Frankreich, Latomia, vol.II.
Согласно Каде Сен-Жермен являлся странствующим тамплиером, путешествовавшим от ложи к ложе с целью установления и укрепления между ними духовных связей.
Сен-Жермен, как утверждает Греффер, помог Месмеру разработать теорию месмеризма (животного магнетизма).
Изабель Купе-Оукли в своих исселедованиях подтверждает тесные связи Сен-Жермена со многими розенкрейцеровскими обществами Австрии и Венгрии, а также с парижскими «мартинистами».
В масонских документах Ложи Великого Востока Франции Сен-Жермен, также как и Руссо, числится в списках членов Ложи Общественного Согласия Святого Иоанна Экосского с 18 августа 1775 года по 19 января 1789 год.
В Париже, как утверждал Мэнли Холл, Сен-Жермен имел прочные отношения с маркизом Лафайетом благодаря их участию в деятельности франкмасонской Ложи Девяти Сестер. Почетным Магистром, которой был избран Бенджамин Франклин, который позднее руководил посвящением Вольтера.
Также, Менли Холл утверждал, что Граф Сен-Жермен был хорошо знаком с принципами восточного эзотеризма и практиковал восточную медитацию и концентрацию. По его словам Сен-Жермен периодически удалялся в сердце Гималаев, откуда внезапно возвращался в свет. «Иногда он (Сен-Жермен) признавал, что выполняет приказы высших сил. Но о том, что он был послан школой мистерии в мир для выполнения определенной миссии, он умолчал. Граф Сен-Жермен и сэр Фрэнсис Бэкон были двумя величайшими эмиссарами за последние две тысячи лет, посланными в мир секретным братством».
Некоторые общества, предположительно возглавляемые Сен-Жерменом
Каноники Святого Гроба Господня
Каноники Святого Храма Иерусалимского
Благодетельные Рыцари Святого Града
Никозианский Клир на Острове Кипр
Оверский Клир
Рыцари Провидения
Азиатские Братья; Рыцари Святого Иоанна Евангелиста
Рыцари Света
Африканские Братья
В учения этих обществ входили такие понятия как эволюция духовной природы человека, реинкарнация, скрытые силы природы, чистота жизни, благородство идеала, Божественная Вездесущая Сила и др.
Предполагаемые имена и псевдонимы
Изабель Купер-Оукли в монографии «Граф де Сен-Жермен. Тайна королей» перечисляет важнейшие имена, под маской которых скрывалась эта загадочная личность в период 1710—1822 гг. «В течение этого времени Сен-Жермен фигурирует как маркиз де Монферра (de Montferrat), граф Белламар (Bellamare) или Эймар (Aymar) в Венеции, шевалье Шеннинг (Schoening) в Пизе, шевалье Уэлдон (Weldon) в Милане и Лейпциге, граф Салтыков (Soltikoff) в Генуе и Ливорно, граф Цароги (Tzarogy) в Швабахе и Тройсдорфе, принц Ракоци (Ragoczy) в Дрездене и граф Сен-Жермен в Париже, Гааге, Лондоне и Санкт-Петербурге.»
К этому списку Мэнли П.Холл в своей работе «Святейшая Тринософия графа Сен-Жермена» дополняет следующие имена: граф Габалис (Gabalais), который явился к аббату Вилару и произнес несколько речей о подземных духах, синьор Гуальди (Gualdi) из книги Харкгива Дженнингса «Розенкрейцеры, их Ритуалы и Мистерии», последний великий магистр Ордена мальтийских рыцарей граф Гомпеш (Hompesh).
Стоит отметить, что факт смены имен был в обыкновении у персон высокого ранга того времени, не желавших привлекать к себе излишне любопытства. Так, к примеру, герцог де Медичи, путешествовал в 1698-1700 годах под именем графа Сиены, а Кюр-принц Фридрих Кристиан Саксонский путешествовал по Италии под именем графа Лози.
Творчество Сен-Жермена
Музыкальные произведения
С 1745 по 1765 год лондонский музыкальный издатель М. Уолш, опубликовал с десяток партитур и мелодий написанных графом Сен-Жерменом:
В 1745 году было опубликовано три музыкальные композиции: первая написана на стихи шотландца Уиллиама Хамильтона, «O, wouldst thou know what sacred charms» («Ах, знали бы вы священные чары»), вторая — на стихи английского поэта Аарона Хилла «Gentle love this hour befriend me» («Приятен мне этот час возле вас»). Третья композиция, «The favorite song… in Incostanza Deluza» («Коварное непостоянство»), написана по итальянской поэме Г. Бривио. Рукопись состоит из 20 страниц.
В 1747 —- 1748 годах были опубликованы слова и мелодии следующих композиций: «The maid that’s made for dove» («Девушка, превращенная в голубку»), «O, would thou know what kind of charms» («Знали бы вы какие чары»), «Jove, when he say my Fanny’s face» («Когда он увидел лицо моей Фэнни»).
1775 год. Опубликовано музыкальное произведение «Шесть сонат для двух скрипок с басом для клавесина или виолончели», а также новая мелодия на слова Э. Уолтера: «The self Banish’s» («Добровольный изгнанник»).
1760 год. Опубликовано музыкальное произведение «Семь сольных пьес для скрипки» и «Хлоя, или Музыкальный магазин».
1763 год. Вышла в свет последняя партитура Сен-Жермена —- музыкальная комедия, написанная совместно с немецким композитором и музыкантом Карлом Фридрихом Абелем: «The sammers tale» («Летняя сказка»).
Также Сен-Жерменом была написана, но не опубликована педагогическая работа посвященная близкому другу, князю Лобковицу, покровителю немецкого композитора Кристофа Виллибальда Глюка.
Художественное творчество
Граф был и искусным художником. "Рисовал он маслом, не мастерски, как говорили, но приятно. Он владел секретом совершенно удивительных цветов, благодаря которым его полотна были совершенно необычными. Рисовал он исторические сюжеты, и всегда изображал женщин в украшениях из камней. Для изумрудов, сапфиров, рубинов он использовал свои краски, и тогда они сияли, переливались и блестели как настоящие. Разные художники, в том числе Латур и Ванлоо, приходили смотреть его картины и восхищались красками, из-за которых, однако, сами изображения блекли, теряли в правдоподобности. Зато для украшений можно было бы использовать секрет этих удивительных красок, тайну которых господин де Сен-Жермен так никогда и не выдал".
Литературное наследие
Сен-Жермену приписывается рукопись «Святейшая Тринософия», гримуар «Святая магия, дарованная Моисею богом» (вероятно, перевод еврейского сочинения XV в.) и трактат по алхимии, в котором содержится много созвучий с восточной культурой.
Исследования о Сен-Жермене
Среди исследовательских трудов, повествующих о жизни и деятельности Графа Сен-Жермена, одним из первых и наиболее подробных можно считать работу известного деятеля Теософского общества Изабель Купер-Оукли (1854—1914), под названием «Граф Сен-Жермен. Тайна королей». Первоначально отрывки из этого труда были опубликованы в Лондонском теософском журнале за 1897—1898 гг., а затем книга вышла полным изданием в 1912 году.
Изабель Купер-Оукли в своей книге использует различные исторические документы. Среди них, например, дневник мадам де Адемар, близкой подруги королевы Марии Антуанетты. Графиня д’Адемар вела ежедневные записи, как это было принято в ее период. Данные дневника носят субъективный характер. Тем не менее, ученые пользуются дневниками графини д’Адемар и ссылаются на них. Работа Изабель Купер-Оукли снабжена солидным приложением в виде подборки архивных документов (деловая и дипломатическая переписка за 1747—1780 гг.), связанных с именем загадочного графа. Исследовательница была допущена во многие архивы МИД европейских государств, таких как: Англия, Франция, Дания, Голландия, Австрия, Германия.
Последней по времени из вышедших за рубежом книг о Сен-Жермене, является опубликованная в 1995 году в Париже книга Патрика Ривъера «Тайны и мистерии оккультизма: Сен-Жермен и Калиостро».
Существует также работа Менли Холла, который изучал жизнь, политическую деятельность, литературные труды графа де Сен-Жермена. Автор публикует в ней рукопись «Пресвятая Тринософия» , которая, по его мнению, является единственной сохранившейся рукописью Сен-Жермена.
Работа историка Поля Шакорнака (Франция)
Исследовательская работа французского ученого-историка Поля Шакорнака под заголовком «Граф де Сен-Жермен» в предисловии заявлена как «самое исчерпывающее исследование на эту тему, из тех, что написаны на французском языке». Первое издание вышло в 1947 г., затем книга была дважды переиздана. В 1948 году за свою монографию Поль Шакорнак был удостоен премии им. Марии Стар французского общества писателей.
П.Шакорнак собрал все известные ему на французском языке упоминания о Сен-Жермене в книгах (научной литературе и беллетристике), периодике, устных выступлениях. П.Шакорнак восстановил в деталях биографии нескольких современников Сен-Жермена, носивших то же имя, которых часто путали с графом. Прежде всего, это граф Робер Клод-Луи де Сен-Жермен, французский министр, гос.секретарь по военным делам, фельдмаршал на службе датского короля, командор ордена Слона, генерал-лейтенант (1707—1778), прославившийся военными талантами и в 1875 году назначенный Людовиком XVI военным министром, после смерти Марешала де Мюй. П. Шакорнак считает, что многие из известных эпизодов, участие в которых приписано графу Сен-Жермену, на самом деле рассказывают о министре.
Сен-Жермен в трудах Е. П. Блаватской и Е. И. Рерих
Следует отметить точку зрения Е. П. Блаватской и Е. И. Рерих по мнению которых эпитет «авантюрист», прилагаемый к Сен-Жермену, является инсинуацией, и он действительно был учеником индийских и египетских иерофантов и знатоком тайной мудрости Востока.
«…Что же предлагается в качестве доказательства, что Сен-Жермен был „авантюристом“, что он стремился „играть роль чародея“ или что он выманивал деньги у профанов. Здесь нет ни единого подтверждения, что он был кем-то другим, чем казался, а именно: обладателем огромных средств, которые помогали ему честно поддерживать свое положение в обществе. Он утверждал, что знает, как плавить маленькие бриллианты, чтобы сделать из них большие, и как преобразовывать металлы и подкреплял свои утверждения несметными богатствами и коллекцией бриллиантов редких размеров и красоты. Разве „авантюристы“ такие? Разве шарлатаны наслаждаются долгие годы доверием и восхищением умнейших государственных деятелей и знати Европы? <…> Было ли что-нибудь обнаружено среди бумаг секретных архивов хоть одного из этих дворов, говорящих в пользу этой версии? Ни единого слова, ни одного доказательства этой гнусной клеветы никогда не было найдено. Это просто злобная ложь. То, как обошлись западные писатели с этим великим человеком, этим учеником индийских и египетских иерофантов и знатоком тайной мудрости Востока — позор для всего человечества. Точно также этот глупый мир обращался с каждым, кто, как Сен-Жермен, после долгих лет уединения, посвященных изучению наук и постижению эзотерической мудрости, вновь посещал его, надеясь его сделать лучше, мудрее и счастливее…»
— Елена Блаватская
«Можно вспомнить, как шведский король Карл XII получил сильное предупреждение не начинать рокового похода против России, положившего конец развитию его государства. Со времени опубликования дневника графини д’Адемар, придворной дамы, состоявшей при злосчастной Марии Антуанетте, стал широко известен факт неоднократного предупреждения королевы путем писем и личного свидания, через посредство той же графини, о грозящей опасности стране, всему королевскому дому и многим друзьям их. И, неизменно, все эти предупреждения шли из одного источника, от графа Сен-Жермена, члена Гималайской Общины. Но все спасительные предупреждения и советы его принимались за оскорбление и обман. Он подвергался преследованиям, и ему не раз грозила Бастилия. Трагические последствия этих отрицаний всем хорошо известны».
— Елена Рерих
Интересно
«Наполеон III был заинтригован всем, что он услышал о замечательной жизни графа Сен-Жермена и поручил одному из библиотекарей собрать все, что было доступно о нем в архивах и документах конца XVIII века. Работа была выполнена, и папка, содержащая огромное количество различных документов, была отдана на хранение в библиотеку префектуры полиции. В 1870 г. случилась война, затем Коммуна, и часть префектуры, в которой находилась папка, сгорела».
Как утверждает А.Р. фон Арнет граф Сен-Жермен подарил господину Кобенцлю, полноправному представителю (послу) царствующей императрицы Марии-Терезы при генеральном губернаторе князе Карле Лотарингском, картину Рафаэля.
Часть рукописей музыкальных композиций графа Сен-Жермена хранятся в Британском музее, а одна из них оказалась в коллекции великого русского композитора П.И. Чайковского. Ноты, переплетенные в красную кожу, были переданы композитору господином Пылаевым. В семье Юсуповых должны были храниться и другие музыкальные рукописи графа Сен-Жермена.
В России граф Сен-Жермен посещал известные семейства Разумовских, Юсуповых, Воронцовых. Утверждают, что граф в это время посвятил им же написанную пьесу для арфы графине Остерманн.
Имя Сен-Жермена в культуре
в классической литературе:

А.C.Пушкин «Пиковая дама». Сен-Жермен открывает тайну трёх карт графине Анне Федотовне.
«С нею был коротко знаком человек очень замечательный. Вы слышали о графе Сен-Жермене, о котором рассказывают так много чудесного. Вы знаете, что он выдавал себя за вечного жида, за изобретателя жизненного эликсира и философского камня, и прочая. Над ним смеялись, как над шарлатаном, а Казанова в своих Записках говорит, что он был шпион, впрочем Сен-Жермен, несмотря на свою таинственность, имел очень почтенную наружность, и был в обществе человек очень любезный. Бабушка до сих пор любит его без памяти, и сердится, если говорят об нем с неуважением. Бабушка знала, что Сен-Жермен мог располагать большими деньгами. Она решилась к нему прибегнуть. (…) Сен-Жермен задумался. — „Я могу вам услужить этой суммою“, сказал он, „но знаю, что вы не будете спокойны, пока со мною не расплатитесь, а я бы не желал вводить вас в новые хлопоты. Есть другое средство: вы можете отыграться“. — „Но, любезный граф“, отвечала бабушка, „я говорю вам, что у нас денег вовсе нет“. — „Деньги тут не нужны“, возразил Сен-Жермен: „извольте меня выслушать“. Тут он открыл ей тайну, за которую всякой из нас дорого бы дал…»
Умберто Эко, «Маятник Фуко». Автор уделяет немало внимания личности Сен-Жермена; один из главных героев выдаёт себя за Сен-Жермена.
Жорж Санд, «Графиня Рудольштадт». Сен-Жермен — один из персонажей.
в массовой литературе:
Герман Кестен. Роман «Казанова», 1952. Сен-Жермен — один из персонажей.
Борис Акунин. «Зеркало Сен-Жермена»
Один из персонажей романа «Dragonfly in Amber» Дианы Гэбелдон, действие которого происходит в Париже XVIII века.
Николай Дубов. «Колесо Фортуны». Роман о путешествии Сен-Жермена в Россию.
Ирэна Тецлаф, «Граф Сен-Жермен. Свет во тьме»
Михаил Ишков. «Сен-Жермен»
Один из персонажей романа об американской революции «Two Crowns for America» Кэтрин Курц.
Друг главного героя в романе «The Red Lion: The Elixir of Eternal Life» Марии Цепеш.
Фигурирует в романе о магии и метафизике «The Cosmic Logos» Трейси Хардинг.
Персонаж романа «The Sanctuary» Раймонда Хури.
Челси Куинн Ярбро. "Отель «Трансильвания», 1978. Мистический роман. Имя Сен-Жермен носит вечно живущий вампир, вступивший в борьбу против темных сил. Существует еще около двух дюжин романов того же автора, продолжающих эту серию. См. о серии en:Count Saint-Germain (vampire)
В кинематографе:
«Molière pour rire et pour pleurer», 1965. Телесериал о Мольере, Сен-Жермен — один из персонажей.
«Les Compagnons de Baal», 1965. Телесериал.
«La Dame de pique», французская экранизация повести Пушкина
«Пиковая дама» (1970). В роли графа — Александр Калягин
«Bloodscent», 1995, фильм ужасов. Один из персонажей носит имя Сен-Жермен.
«Le Collectionneur des cerveaux» («Коллекционер мозгов») — французский фильм ужасов 1976 года, где под именем Сен-Жермена выступает сумасшедший ученый.
В мультипликации:
Сен-Жермен — имя злодея в аниме «Le Chevalier D’Eon».
В компьютерных играх
Сен-Жермен — жених сестры главной героини в игре «Animamundi».
Сен-Жермен — второстепенный положительный персонаж игры «Castlevania: Curse of Darkness». Способен путешествовать во времени и влиять на ход истории.
В комиксах:
Графическая новелла Нила Геймана «The Sandman» — один из персонажей. Образ смешен с Жилем де Рецем.
Имя Сен-Жермен носит злодей в серии комиксов «Shang-Chi: Master of Kung Fu: Hellfire Apocalypse»
Имя Сен-Жермен носит один из героев серии комиксов «Spike vs. Dracula» (вселенная Баффи — истребительница вампиров)
В комиксах «The Frankenstein/Dracula War» фигурирует в качестве капитана Наполеоновской армии.

Википедия