Отмена Временным правительством национальных и вероисповедных ограничений в России. Упразднение черты оседлости.

Черта оседлости в Российской империи с 1791 по 1917 — граница территории, за пределами которой запрещалось постоянное жительство евреям (за исключением купцов первой гильдии, лиц с высшим образованием, зарегистрированных проституток, бывших рекрутов, крещёных евреев).
Черта оседлости была учреждена указом Екатерины II от 28 декабря 1791 после аннексии земель Речи Посполитой вместе с её еврейским населением. Она охватывала специально оговоренные населённые пункты городского типа (местечки) значительной части Царства Польского, Литвы, Белоруссии, Бессарабии, а также части территории современной Украины, которая расположена в бывших южных губерниях Российской империи.
География черты оседлости
В черту оседлости входили специально отведённые местечки в следующих губерниях:
1. Бессарабская;
2. Виленская;
3. Витебская, включая Себежский и Невельский уезды (ныне — часть Псковской области, Велижский уезд (в настоящее время — часть Смоленской области) и три Инфлянтских уезда (сейчас — часть Латвии);
4. Волынская;
5. Гродненская;
6. Екатеринославская;
7. Киевская;
8. Ковенская;
9. Минская;
10. Могилевская;
11. Подольская;
12. Полтавская;
13. Таврическая;
14. Херсонская;
15. Черниговская, включая Суражский, Мглинский, Новозыбковский и Стародубский уезды (в настоящее время в составе Брянской области).
Кроме того, в черте оседлости оказались десять губерний Царства Польского. Из черты оседлости были исключены Киев (евреям дозволялось жить только в некоторых частях города), Николаев, Ялта и Севастополь.
Практика применения ограничений по черте оседлости в разное время
Даже временный выезд из черты оседлости для евреев был осложнён. Проживание евреев в соответствии с указом о черте оседлости разрешалось лишь в специально оговоренных городах и местечках, но не в сельской местности. Результатом этих ограничений, а также ограничений в выборе профессии, явилась чрезвычайная скученность еврейских ремесленников и их семейств в местечках в пределах черты.
Запрет не распространялся лишь на купцов первой гильдии, лиц с высшим образованием, средний медицинский персонал; ремесленников особой квалификации в необходимых отраслях; отставных нижних чинов, поступивших на службу по рекрутскому набору.
В переносном смысле понятие «черта оседлости» стало синонимом политики государственного антисемитизма, в особенности во второй половине XIX века. Запрет на занятие сельским хозяйством, ограничения при приеме в гимназии и университеты, полуофициальное отношение к евреям как к ограниченным в правах гражданам — всё это вело, с одной стороны, к росту миграции евреев в США, сельскохозяйственной колонизации ими Аргентины и Палестины, с другой, — к радикализации образованной молодежи, подпитывавшей революционые организации и партии. Многие деятели культуры критиковали политику запрета и лицемерие властей, не желавших даже обсуждать этот вопрос. В. Г. Короленко в повести «Братья Мендель» писал: «Черта оседлости существовала, как данный факт, незыблемый и не подвергавшийся критике. Я не помню даже, чтобы самое слово „черта оседлости“ когда-нибудь употреблялось в то время». Драматург Давид Бенарье (Маневич) в своей пьесе 1907 года «Пасынки жизни» жестоко критиковал черту оседлости и назвал евреев «пасынками России».
Черта оседлости была отменена Временным правительством после Февральской революции.

Википедия