Евлогий (в миру Василий Семёнович Георгиевский) (ум. 1946), митрополит, член Госдумы, глава западноевропейской православной церкви.

Митрополит Евлогий (в миру — Василий Семёнович Георгиевский; 10 апреля 1868 село Сомово Одоевского уезда Тульской губернии — 8 августа 1946 Париж) — епископ Русской Церкви; митрополит (1922). Управляющий русскими православными приходами Московской Патриархии в Западной Европе (с 1921); с 1931 года в юрисдикции Константинопольского Патриархата.
Член Государственной думы II и III созывов (1907—1912).
Семья и юность
Родился в многодетной семье сельского священника Семёна Ивановича Георгиевского. В юности, прошедшей в бедности, часто посещал Оптину пустынь и великого старца этой обители Амвросия (Гренкова).
Позднее вспоминал, что
тяжёлые впечатления раннего моего детства заставили меня еще ребенком почувствовать, что такое социальная неправда. Впоследствии я понял, откуда в семинариях революционная настроенность молодежи: она развивалась из ощущений социальной несправедливости, воспринятых в детстве. Забитость, униженное положение отцов сказывалось бунтарским протестом в детях. Общение с народом привело меня с детских лет к сознанию, что интересы его и наши связаны.
Образование
Окончил Белевское духовное училище (1882), Тульскую духовную семинарию (1888), Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия (1892; кандидатская работа посвящена св. Тихону Задонскому). Доктор богословия honoris causa (1943).
Монах и преподаватель
• С 1893 — помощник смотрителя Ефремовского духовного училища.
• С 1894 — преподаватель Тульской духовной семинарии.
• В 1895 был пострижен в монашество архимандритом Антонием (Храповицким), будущим митрополитом.
• С 12 февраля 1895 — иеромонах, инспектор Владимирской семинарии.
• С 1897 — архимандрит, ректор Холмской духовной семинарии. В этот период сблизился с православным населением этого региона, считал, что оно из-за угнетения польскими ксендзами и помещиками может утратить национальное русское самосознание, и необходимо принимать меры для предотвращения такого развития событий.
Холмский архиерей
С 12 января 1903 — епископ Люблинский, викарий Холмской епархии. На пожертвованные им средства ежегодно в день его епископской хиротонии в столовой попечительства о народной трезвости беднейшим жителям Холма без различия исповеданий бесплатно выдавались чай и закуски.
С 18 июля 1905 — епископ Холмский и Люблинский. Приложил много сил для оживления епархиальной жизни, проявил себя энергичным архипастырем. Часто служил и проповедовал, посещал приходы и учебные заведения. Руководил строительством новых храмов, созданием новых церковно-приходских школ, учредил несколько периодических изданий («Холмская церковная жизнь» с «Народным листком», «Братская беседа», «Холмская Русь»). Приходские братства были объединены в Холмское Богородицкое братство, что активизировало их деятельность (в частности, братство открыло собственную типографию). По инициативе и при участии владыки были созданы Холмское женское благотворительное общество, Народно-просветительное общество Холмской Руси, Холмская архивная комиссия. Епископ Евлогий председательствовал на ежегодных съездах, созывавшихся для обсуждения различных вопросов церковной и общественной жизни.
Также уделял значительное внимание экономическому развитию Холмщины. При его активном содействии были учреждены Холмское сельскохозяйственное общество взаимного кредита, товарищество для покупки и парцелляционной распродажи имений православным земледельцам, Русское сельскохозяйственное общество Холмщины и Подляшья для улучшения крестьянского хозяйства. За тяготение к простым людям его иногда называли «мужицким архиереем».
С 20 мая 1912 — архиепископ.
Член Государственной думы
В 1907 был избран членом II Государственной думы от православного населения Люблинского и Седлецкого воеводств. В 1907—1912 — член III Государственной думы. Входил в состав ряда думских комиссий: законодательных предположений, вероисповедной, старообрядческой, аграрной. Являлся председателем вероисповедной комиссии. Был членом фракции умеренно-правых, затем Русской национальной фракции. Старался защищать интересы крестьян, в том числе вступая в противоречия с правыми депутатами из числа помещиков. Был активным сторонником государственной поддержки церковно-приходских школ. Выступал против расширения прав старообрядцев, предоставления им права проповеди. Уже в эмиграции пересмотрел некоторые свои взгляды того времени:
Может быть, и не надо было цепляться за старые позиции — бояться пропаганды, но мы, увы, тогда еще не знали, что придут безбожные агитаторы, которые будут кощунствовать и вытравлять самое понятие Бога из русских душ. Лишь теперь, оглядываясь назад, видишь, как мы были близоруки.
Одним из основных результатов его депутатской деятельности было издание в 1912 закона об учреждении Холмской губернии из русских уездов Привислинского края и выделение ее из состава Царства Польского. Активно полемизировал с депутатами, представлявшими «Польское коло», Конституционно-демократическую партию и левые фракции, которые решительно возражали против сокращения территории Царства Польского. В ходе обсуждения законопроекта апеллировал к общественному мнению, привлекая его на сторону русского населения Холмщины. В результате, в Холмской губернии (её официальное учреждение состоялось в 1913) значительную роль с самого начала её существования стала играть Православная церковь под руководством владыки Евлогия. Однако после восстановления независимости Польши Холмщина вернулась в её состав (сейчас город Холм — это польский Хелм).
Являлся одним из членов-учредителей Русского окраинного общества в 1908 году.
В годы Первой мировой и Гражданской войн
С 14 мая 1914 — архиепископ Волынский и Житомирский. В 1914 был назначен управляющим делами Русской православной церкви на оккупированных территориях Австро-Венгрии. Руководил массовым открытием в Галиции православных приходов, что привело к его обвинению частью российского общества в «русификации», а также вызвало негативную реакцию униатов. В 1916 был освобождён от этой должности.
Участвовал в работе Всероссийского церковного собора 1917—1918, возглавлял отдел «Богослужение, проповедничество и церковное искусство», выступал за восстановление Патриаршества. Затем уехал на Украину, где боролся против автокефалистского движения. После занятия Киева войсками Директории в конце 1918 был арестован вместе с митрополитом Киевским Антонием (Храповицким) и отправлен в заключение в униатский базилианский монастырь. Затем архиереи были арестованы уже польскими властями, некоторое время жили во Львове в резиденции униатского митрополита Андрея Шептицкого, который приложил усилия для их освобождения.
Когда владыки Антоний и Евлогий были освобождены, они в августе 1919 прибыли в Екатеринодар в расположение Добровольческой армии. Там архиепископ Евлогий участвовал в деятельности Высшего церковного управления в Новочеркасске.
Деятельность в эмиграции
В 1920 вместе с некоторыми другими православными архиереями эмигрировал из Новороссийска в Константинополь, затем переехал в Белград. В составе сербской делегации в июле 1920 участвовал в работе Всемирной конференции представителей христианских церквей в Женеве. Осенью 1920 Временное Высшее Церковное Управление под руководством митрополита Антония (Храповицкого) назначило владыку Евлогия управляющим всеми западноевропейскими русскими церквами, включая церкви в Софии и Бухаресте, на правах епархиального архиерея. В марте 1921 Патриарх Тихон подтвердил это назначение.
Участвовал в монархическом съезде в Рейхенгалле (Бавария) в 1921, но затем отошёл от политической деятельности, сосредоточившись на церковной работе. Посещал лагеря русских беженцев. Осенью 1921 принял участие в работе Русского Всезаграничного церковного собора в Сремских Карловцах, оказался в числе меньшинства его участников, выступавших против вовлечения православной Церкви за рубежом в политическую деятельность монархического толка. Такая позиция была поддержана Патриархом Тихоном, который в январе 1922 возвёл архиепископа Евлогия в сан митрополита, а потом, упразднив Указом от 5 мая 1922 Высшее Русское Церковное Управление за границей (ВРЦУ), передал в его ведение все заграничные русские православные приходы. Митрополит Евлогий, однако, фактически уклонился от восприятия порученной ему власти; вместо того, предложил «просить Вселенского Патриарха о созыве Собора с участием представителей от других Автокефальных Церквей». Остался в составе Заграничного Архиерейского Синода, учреждённого вместо упразднённого ВРЦУ, хотя и на правах некоторой автономии — митрополичьего округа.
Глава церковного управления в Париже
В 1922 перевёл епархиальное управление в Париж, налаживал церковную жизнь в существовавших в Европе православных приходах, открывал новые, в том числе Сергиевское подворье в Париже, а также множество храмов в различных странах. Получил поддержку либеральной и умеренно-консервативной части русской эмиграции, тогда как правые эмигрантские круги сохранили ориентацию на митрополита Антония. Прилагал усилия к созданию в эмиграции сестричеств и организации монашеской жизни, причём поддерживал принцип «монашества в миру» (сторонницей которого была, в частности, мать Мария).
В эмиграции придерживался весьма либеральных взглядов. Так, первым среди русских православных архиереев разрешил трансляцию по радио церковных служб, говоря: «Когда-то и против электричества боролись. А на самом деле всякая сила, человеку полезная и человека улучшающая, — от Бога». Активно участвовал в экуменической деятельности. Еще в январе 1912 стал первым председателем «Общества сближения Англиканской Церкви с Православной». В эмиграции стал председателем Содружества святого Албания и преподобного Сергия, деятельность которого была направлена на поддержание православно-англиканского диалога.
В начале 1920-х годов стал инициатором создания Свято-Сергиевского богословского института в Париже, в 1925—1946 был ректором института. Привлёк к преподаванию в нём известных учёных, таких как А. В. Карташёв, С. Н. Булгаков, В. В. Зеньковский, Г. В. Флоровский, Г. П. Федотов, Б. П. Вышеславцев, В. Н. Ильин и др. Институт быстро стал интеллектуальным центром русской церковной эмиграции и, в то же время, подвергался критике со стороны крайне консервативно настроенных церковных деятелей, обвинявших преподавателей этого учебного заведения в либерализме и экуменизме.
Поддерживал Русское студенческое христианское движение (РСХД), считал, что
для молодежи, если она от Церкви отстает далеко, сразу войти в нее трудно, надо сначала дать ей постоять на дворе, как некогда стояли оглашенные, и потом уже постепенно и осторожно вводить ее в религиозную стихию Церкви, иначе можно молодые души спугнуть, и они разлетятся в разные стороны: в теософию, антропософию и другие лжеучения.
Участие в церковных конфликтах
Находился в сложных отношениях с Русской Православной Церковью заграницей (РПЦЗ), которой руководил Архиерейский Синод под председательством м-та Антония. В 1926 отказался подчиняться РПЦЗ из-за её политизированного характера и последовательного монархизма.
В 1927 последовал окончательный раскол православной эмиграции на «карловчан» и «евлогиан». Остался в юрисдикции Заместителя Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского), согласился (наряду с епископом Вениамином (Федченковым)) на его требование «лояльности» по отношению к советскому правительству, оговорив, что понимает под этим аполитичность эмигрантской церкви, а не подчинение Советской власти. Такая позиция митрополита Евлогия вызвала негативную реакцию со стороны многих эмигрантов.
В начале 1930 года принял участие в молениях о «страждущей Русской Церкви», проведённых по инициативе Архиепископа Кентерберийского в Лондоне. В ответ 10 июня 1930 был уволен митрополитом Сергием от управления русскими церквами в Западной Европе и запрещён в священнослужении. Этих решений не признал, в 1931 перешёл в юрисдикцию Константинопольского патриархата (см. статью Западноевропейский Экзархат русской традиции).
В 1934 примирился с митрополитом Антонием (незадолго до смерти последнего), однако это решение не привело к объединению «карловчан» и «евлогиан».
Последние годы жизни
В последние годы жизни был сторонником сближения с Московской Патриархией. В 1945 обратился к пастве с призывом вернуться «в лоно» Русской церкви:
Хочется облобызать родную русскую землю. Хочется успокоения в лоне родной Матери Церкви и нам старикам…, и молодым, и зрелым, чтобы поработать над возрождением Родины, залечить ее зияющие раны.
2 сентября 1945 воссоединился с Московским Патриархатом в должности Экзарха Западно-Европейских православных церквей. При этом не выходил из юрисдикции Константинопольского патриархата. В последние месяцы жизни, по воспоминаниям современников, наблюдал определённое пренебрежение к нему со стороны Москвы, ощущал разочарование от своего шага и переживал, что, возможно, поторопился.
Скончался ранним утром 8 августа 1946 в доме на рю Дарю при кафедральной Александро-Невской церкви в Париже. Погребён на кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа в крипте церкви Успения Божией Матери.
Труды
• О нашей православной русской церковности. Вюнсдорф, 1922.
• Путь моей жизни. Воспоминания, изложенные по его рассказам Т. Манухиной. Париж, 1947; М., 1994 (сокращённое издание — М., 2006).

Википедия