В Каннах покончил с собой один из самых богатых людей России, меценат Савва Морозов.

Савва Тимофеевич Морозов (3 (15) февраля 1862, Орехово-Зуево, Богородский уезд, Российская империя — 13 (26) мая 1905, Канны, Франция) — российский предприниматель и меценат.
Савва Морозов происходил из купеческой семьи, был потомственным почётным гражданином. Окончил 4-ю московскую гимназию (1881), естественное отделение физико-математического факультета Московского университета (1885), в 1885—1987 годах изучал химию в Кембриджском университете (Великобритания), одновременно знакомился с организацией текстильного дела на английских фабриках.
С 1886 г. директор Товарищества Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и Ко», с 1887 г. один из пайщиков товарищества, владелец-управляющий. Был также директором Трёхгорного пивоваренного товарищества в Москве.
В 1905 году учредил Анонимное общество соединённых химических заводов «С. Т. Морозов, Крель и Оттман». Пользовался влиянием в предпринимательских кругах: возглавлял комитет Нижегородской ярмарки, был членом московского отделения Совета торговли и мануфактур и Общества для содействия улучшению и развитию мануфактурной промышленности.
Оказал большую помощь МХТ: в 1898 году вошёл в состав Товарищества для учреждения в Москве Общедоступного театра, регулярно вносил пожертвования на строительство и развитие МХТ, заведовал его финансовой частью (1901—1904), был инициатором и председателем правления паевого товарищества по эксплуатации МХТ (1901) и строительства нового театрального здания в Камергерском переулке.
Почётный член Общества пособия нуждающимся студентам Московского университета.
В начале XX в. поддерживал отношения с лидерами либерального движения, в его особняке на Спиридоновке (д. 17; построен в 1893—1898 для его жены З. Г. Морозовой; архитектор Ф. О. Шехтель) происходили полулегальные заседания земцев-конституционалистов.
Морозов был связан также с революционным движением. Финансировал издание социал-демократической газеты «Искра», на его средства учреждены первые большевистские легальные газеты «Новая жизнь» и «Борьба». Морозов нелегально провозил на свою фабрику запрещённую литературу и типографские шрифты, в 1905 году прятал от полиции одного из лидеров большевиков Н. Э. Баумана. Дружил с М. Горьким, был близко знаком с Л. Б. Красиным.
После 9 января 1905 года заявил председателю Комитета министров С. Ю. Витте о необходимости покончить с самодержавием; составил записку с требованиями свободы слова, печати и союзов, всеобщего равноправия, неприкосновенности личности и жилища, обязательного школьного образования, общественного контроля за государственным бюджетом и другое.
После забастовки рабочих Никольской мануфактуры в феврале 1905 потребовал у правления Товарищества принять их условия и передать в его руки полное распоряжение делами на фабрике, но получил отказ матери и в начале марта был отстранён от управления фабрикой.
Морозов тяжело переживал свою беспомощность, невозможность что-либо изменить. Он стал много времени проводить в одиночестве, не желал никого видеть. По Москве начали распространяться слухи о его сумасшествии. По настоянию жены и матери Морозова 15 апреля 1905 г. был созван консилиум, в котором участвовали врачи Г. И. Россолимо, Ф. А. Гриневский и Н. Н. Селивановский. Консилиум пришел к выводу, что у Саввы Морозова "тяжелое общее нервное расстройство, выражавшееся то в чрезмерном возбуждении, беспокойстве, бессоннице, то в подавленном состоянии, приступах тоски и прочее". Рекомендовалось направить Морозова для лечения в Европу.
Смерть
Через несколько дней в сопровождении жены и доктора Селивановского Савва Морозов выехал в Берлин, а затем в Канны. Здесь 13 (26) мая 1905 г. он был найден в гостиничном номере мертвым, с простреленной грудью.
Согласно официальной версии Морозов покончил с собой, однако нельзя исключать и другую версию: его могли убить, инсценировав самоубийство.
В день своей гибели после второго завтрака Морозов сказал жене: «Жарко, отдохну до обеда» — и пошёл к себе. Зинаида Григорьевна осталась разговаривать с доктором, а затем, радостная поднялась к себе и села к зеркалу, чтобы привести себя в порядок. И в этот момент услышала хлопок выстрела…
Руки Саввы Тимофеевича были сложены на животе, пальцы левой были опалены, правая рука была разжата и около неё лежал браунинг. На полу лежал листок:
«В смерти моей прошу никого не винить».
На нём не было ни подписи, ни даты. Доктор Селивановский спросил у Зинаиды Григорьевны: «Это вы закрыли ему глаза?». Она отрицательно покачала головой и сказала, что когда вошла в комнату, то через распахнутое окно увидела убегающего мужчину.
Похоронен на Рогожском кладбище.
Историк Ю.Г. Фельштинский подозревает в убийстве Морозова Л.Б. Красина.

Википедия